Станция Зима: особенные стихи на diary.ru

Сообщество Станция Зима — это своеобразный альманах авторов diary.ru. Мы отбираем стихотворения и печатаем лучшие. Вы можете попробовать свои силы и предложить нам свои стихи (для этого нужно вступить в сообщество и добавить новую запись) или просто стать нашим постоянным читателем, чтобы время от времени в вашей ленте появлялось творчество дайри-авторов, приятное глазу.
Модераторов двое: Sepulka и Маленький товарищ Микки-Маузер.

Правила сообщества

Дополнение. Сообщество страдает сильной рассинхронизацией желудка, поэтому из-за пропавших записей и комментариев не паникуйте. Они потом появятся.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:02 

Станция Зима
Эта запись нужна, чтоб набрать двадцать штук, необходимые для попадания в каталог, организационно-дискуссионная. Здесь продублированы правила. Здесь можно задавать вопросы по устройству сообщества, комментировать правила и смертельно обижаться на модераторов, не оценивших вашей гениальности. Но в аватар бить не надо — модераторы далеко, а Куба рядом пострадает только ваш монитор.

Правила на практике не обкатаны, так что если я (Sepulka) что-то забыла или упустила, пожалуйста, подскажите мне.

Всё то же, что в эпиграфе

13:45 

Молчание

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
В Одессе пока нет снега, есть только ветер, пронизывающий до ключиц.
Ты говоришь о том, что завтра рано вставать с утра.
Я молчу, а ты, пожалуйста, не молчи,
Прощай меня каждый раз, когда сам не прав,
А если уйдешь, оставь на столе ключи.

В Одессе пока нет снега, есть вязкий туман, горький запах горелых листьев.
Я молчу, когда мне хочется слишком многое рассказать,
От крика хрипеть, от слов твоих не зависеть.
Ты говоришь: не надо смотреть назад,
Если захочешь, просто хоть раз приснись мне.

В Одессе пока нет снега, только холодный дождь по ночам моросит чуть-чуть.
Шумно: соседи ссорятся, хмурые мамы внизу кричат.
Ты сонно водишь пальцами по плечу.
Я задыхаюсь рифмами, когда не знаю, с чего начать,
Когда не знаю, как не расплакаться - я молчу.

В Одессе пока нет снега, есть зимнее небо, но ветер еще осенний.
И здесь у меня закончились все слова,
Остался вечер, короткая ночь с субботы на воскресенье,
Раннее утро и незастеленная кровать.

И я молчу, как будто в молчании моем - спасенье.
И я молчу о том, как тебя мне хочется целовать.

14:09 

barski_
мурм)
У Герды все выверенно и строго - на завтрак овсянка, на ужин - зеленый чай.
Герда учится хорошим манерам и языкам, твердит глаголы: "Скучаю", "Скучать", "Скучай".
Когда она спит, то чувствует Кая рядом; он целует ее в висок и дотрагивается до плеча.

За окном все та же зима, под белым пушистым саваном чувства и мысли стынут.
Герда знает, что это не навсегда, Герда держится на краю, сделав жарче огонь в камине.
Она верит, что каждый миг приближает весну и дорогу к Каю, которого не покинет.

Королева пьет виски со льдом, или кофе со льдом, или, может быть, просто лед.
"Мальчик мой, - просит она - Ну сложи ты мне это слово, и мы сможем пойти вперед.
Нам с тобой слишком тесно в рамках одной сказки, мире четырех измерений, музыки семи нот."

Королева нежно целует Кая, улыбается не без горечи: "Мальчик мой...Ты - ничей.
Ты взял себе этот холодный мир, ты сам его выбрал, без клеток и без ключей.
Тебе повезло, порадуйся - ты стал Принцем - без короны, придворных, фрейлин и палачей".

Кай рисует по льду картины, бросает курить - на неделе шесть раз подряд.
Призраки называют его гением, это немного лестно, но в общем-то все равно, что там думают и говорят.
Иногда, по какой-то прошлой дурной привычке, Кай выпивает горячий грог и втайне надеется - может, яд?

Кай выпивает, но алкоголь, как водится, не несет ему ни смерти и ни тепла.
Только там, где когда-то горячее билось сердце, бешенным колет пульсом огромная тупая игла.
"Ладно, - думает Кай - Так, пожалуй,лучше и безопаснее...а то сгорел бы, к чертям, дотла"

...Тише, не плачь, малыш, конечно же, сказка кончилась ,как и положено - хорошо.
Кай смотрит Герде в глаза, обнимает ее и шепчет: "Не хочу тебя потерять... Я и так ведь... еле тебя нашел".


автор - ~Дыхание~

18:40 

Блэ-э-эк...
рождая орган для шестого чувства
Чище пламени,
чище льда в середине залива,
чище первой травы
и холодных январских ветров

ярче тьмы после света
и четче шагов торопливых,
и счастливей луны,
тонко взрезавшей неба покров

и яснее воды ключевой -
вот какая она.

19:54 

Эпитафия

Арька
durum: sed levius fit patientia quidquid corrigere est nefas
Семь понедельников на трудовой неделе,
Все в голове перемолото в чушь и крошево.
Что из меня получилось на самом деле?
Если подумать, то ничего хорошего.

01:40 

Ассоль

Серый улей
Где спрятать маки?.. Конечно, во мраке!
Кораблям не нужны паруса.
И напрасно она глядела
Недоверчиво и ошалело,
Против солнца, прикрыв глаза.

Моряки всей Земли не спасутся:
Жёсткий волос, зрачки медузы,
Забродившие, винного вкуса,
Некрасивые губы смеются.

Сладко пенясь яичным белком,
Как молочный барашек блея,
Море лижет её языком.
Значит — море предало Грея.

12:34 

Подменыши: Богганы.

Джек-с-Фонарём
Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Старый город наполнен дождем и мечтами о лете, ветер пахнет весной, тротуары не могут остыть. Крыши тают на солнце, звенят, отражаются в Тэде. Тэд идет налегке, Тэд минует дворы и мосты. Тэд уходит домой посреди годового отчета, что конечно само по себе - неоправданный риск. Завтра вызовет шеф, надо будет придумать чего-то...

У него в гараже второй месяц живет василиск.

Как попал - неизвестно, откуда - да черт его знает. Просто как-то пришел и улёгся огромной горой. Может кто-то изгнал из его василисьего края, или просто в бою победил безымянный герой. Вот теперь он лежит, и ночами скрипит как корыто, слишком слабый, похоже, чтоб было куда убежать.

Тэд сначала боялся - глаза хоть всё время закрыты, только зубы и когти длинней и острее ножа. Но живой же вон, дышит - теперь уже поздно брыкаться. И прожорливый, пакостник, наглый! - не дать и врагу...
Тэд обставил гараж, и назвал василиска Гораций. (Иногда, если злится - "Мой пятый рабочий прогул")

Тэд готовит весь день, забывает про ланч и про ужин, на работе огрёб замечанье и кучу проблем.
Но когда он бежит к гаражу по мостам и по лужам, даже смерть ему кажется только пылинкой в золе.

***
ночью в небе рассыпана кем-то алмазная крошка;
два огромных зрачка светят сквозь темноту гаража -
сколько можно, лежишь здесь, как старая сытая кошка,
звуки ночи зовут, кровь играет, пора убежать,
убежать! разорвать эти хрупкие петли и скрыться
ведь поправился где-то, наверно, неделю назад...

...но когда тэд приходит, он пахнет дождём и корицей
и гораций, тихонько вздохнув, закрывает глаза.

17:45 

София д*Этамп
И если я смеюсь над всякой вещью на этом свете, это для того, чтобы не плакать об этом.©Байрон
По мотивам "Грозового Перевала".

Кэти бредит, а Хитклифа нет.
Только в доме все настежь двери.
Кэти снова встречает рассвет,
Веря в чудо и снова не веря.
Пустошь тихо к себе зовёт,
Обнажая камни, как души.
Кэти бродит там много лет,
И старается всё же слушать.
Вереск шепчет, поёт первоцвет
И сочувственно смотрят левкои.
Она ждёт. Только Хитклифа нет.
И для Кэти нет больше покоя.
Двери настежь, свеча гонит мглу,
В книгах мало счастливой прозы.
Кэти жмётся всегда к окну,
Чтобы видеть дорогу и грозы.

20:30 

Самый страшный из дней

🎇она одна во мне и плачет и смеётся🎇
12:59 

a DOG
мои монстры всегда со мной
помнишь меня

львы и тигры
поклон им
их мощь покоряет дымящие жерла гор косматых
и легенды о них разбегаются по соленым равнинам
ныряют мифы в тьму, на корм муренам и акулам
и птицы вьются вдыхая воздух ради них
ты жил как знают, быть, немногие
ты вдыхал пепел опаливших домов
и время не казалось таким опасным, алчующим врагом
как будто сейчас оно нас пожирает
грызет нам ноги, угрожая безумным одиночеством
в котором все мы пребываем
имел ты все на свете не то что нужно всем
и это были не деньги, не слава
сказал бы кто другой, что это пример дурацкий
и ошибся бы
твое живое доказательство бесценного существования
это моя память и мысли о тебе
о том, что мир не можем изменить, как бы ни старались
он не волшебен
он константа. точка отправления
и ты знал
что все то родилось, как только умер ты
то было слово безысходности, отчаяния, мрака
но вместе с ним я слышу тебя в себе
ты не исчез, как безликий атом
ты не был мне родным, мы тебя не знали
но всего за час
ты стал моею половиной, той что вселилась и вырвалась из смертельных лап

14:55 

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Этому городу больше не нужен живой мессия,
Здесь весь ноябрь каблуками жидкую грязь месили,
Здесь серый асфальт, и небо давно не бывало синим:
Только блеклым, пустым, невнятным.
Здесь живут люди, которые вязнут в своих решениях,
Говорят о работе, машинах, вере, любви, траншеях,
Надевают галстуки, бабочки, петли себе на шею.
Ну, а я-то? Да, впрочем, я-то
Все время искал чьи-то волосы, губы, соски, ладони,
Видел в женщинах Еву, Лилит, но никогда Мадонну.
Я терялся в глазах их: простых, голубых, бездонных,
Беспросветных, пустых, усталых.
А Мария хранит прибрежные камешки в босоножках,
Каждую ночь достает свое сердце из теплых ножен,
Словно раньше нельзя было верить, а сегодня можно,
Но она все равно не стала.
Говорит, что волны кормят детей своих млечной пеной,
Представляет, как будет сына укачивать колыбельной
И боится увидеть, как занавеской кипенно-белой
На ладони ложится саван.
Завтра утром забудется все, о чем бы ни говорили,
Как мы вместе курили, плакали, пили, опять курили,
Как она сказала, что звать ее вовсе и не Мария,
А Марина или Оксана,
Что живет она в одной из обычных многоэтажек,
И муж у нее не плотник, а слесарь, прораб, монтажник.
Дома стирка, борщи, сплошная рутина одна и та же:
Ни надежды, ни слез, ни прока.
Как потом она улыбалась, светлая и простая,
Говорила: еще немного - скоро весна настанет,
Но пока за окном сугробы, вокруг никаких проталин
И совсем никаких пророков.
А детей у нее не будет: ни сыновей, ни дочек,
Так говорят врачи - она это слышит и днем, и ночью.
К воскресенью почти доходит до ручки, до дна, до точки,
Бьется, мечется по кровати
Вместе с городом, которому не нужен живой мессия,
Где слишком много плакали, ждали, клялись, просили.
Я кладу на ее плечо свою голову, обессилев:
Хватит плакать, Мария, хватит...

И наутро серое небо становится ярко-синим.

21:21 

Солнце на рукаве

Сердце в железе
Об окончаньи войны причин расскажет солнце на рукаве,
И на полях бессловесных битв отныне пчел и травы черед.
...А я так долго тебя ждала, что перестала смотреть вперед,
Что научилась бояться и - не верить спущенной тетиве.

За поворотом - свобода рифм, прамать и стражница всех дорог.
Я оставляю тебе под ключ шестое чувство моей строки.
Девятой жизни пульс износив, сбегу босой, обойду силки,
Голодной кошкой к тебе вернусь, чтоб за стихами скрывать восторг.

Давай под август уйдем в холмы, где ты вплетешь мне в косицы рок -
Я много лун просыпалась, знав, чем завершается этот сказ.
Но для тебя я забуду, ярл, и стану слабой - как в первый раз.
Оставим солнце на рукаве и эту слабость - для новых строк?

17:18 

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Я снова пишу тебе письма: аз, буки, веди. Веди меня в мир, в этот творческий балаган.
Такого раньше никто не видел, никто не ведал и, наверное, даже не предполагал,
Что каждый из нас душевно болен, духовно беден, но реки внутри выходят за берега.

И вот я сижу в полуметре от монитора, и мысли мои пусты, как чистый бумаги лист,
Они тяжелы, словно каменный молот Тора, но все убежали да как-то еще спаслись.
На завтра в планах кофе и мониторинг, и плакать, и в срок заканчивать пресс-релиз.

И надо будет опять кружиться, звенеть, вживаться в эту цветную рябь, безумную кутерьму,
А мне будто снова десять, пятнадцать, двадцать, и я ничего здесь не знаю и не пойму,
Что любовь - лишь одна из множества девиаций, свобода, уж слишком похожая на тюрьму.

К обеду на плечи давит тугая масса ненужных сомнений: все верно и все не так,
И все, чем сегодня хочется заниматься - курить на балконе, плакать, звучать не в такт,
Но сколько б я не игралась в свое жеманство, внутри все такая же вечная мерзлота.

Мой каждый порыв: дурачиться, верить, драться, натянут на мир, как кожа на барабан,
И все здесь давно друг другу отцы и братья, и все, как один, умны, только я - баран.
Я утром встаю, и не хочется даже браться за эту чужую жизнь, за последний бан.

Чтоб вычерпать нашу реку, не хватит ведер, ты говоришь сам с собой, как спокойный псих.
Я снова пишу тебе письма: глаголь, живете, юс малый, добро, люди, ижица, фита, пси.
Чем чаще я оставляю тебя одного, тем звонче пою о том, о чем ты не попросил.

Спокойной ночи, чувства берут за жабры, но мое слово твердо, иже, омега, цы.
Время смывает память как будто шваброй, но запомни меня - весь этот ходячий цирк.
Однажды мне надоест быть смешной и храброй, и я напишу, какие мы молодцы.

15:22 

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Я сажусь на иглу счастья,
Я отвечаю на твои вопросы:
- Ты часто вспоминаешь меня? - Часто,
Это, поверь мне, просто.

Я хочу услышать твой хриплый голос,
Говорить о неважном, пустом,
Вспоминать о том,
Что я каждый год меняюсь, а ты до сих пор такой же,
Как приятно было в июле купаться голым,
Когда так быстро сохнет вода на коже,
Как мы спонтанно в Крым уезжали с палатками,
Пили вино, знакомились с местными,
Как смеялись и плакали
Вместе.

Мы становимся старше.
Вместо вина в бокалах плещется гордость,
Радость от встречи и глупость.
Я сажусь на иглу. По-
Говори со мной - я хочу услышать твой хриплый голос.
Говори со мной, но ни о чем не спрашивай.

Я сажусь на иглу прошлого лета,
Полосками выбеленного на солнце.
Но, увы, этот поезд уже несется
К следующему июню,
К таким же смешным и юным,
Какими мы с тобой были в прошлом,
К тем, кто еще обижается понарошку,
Носит цветные наряды,
К тем, кому красные ленты
Собирают непослушные волосы.
Я хочу услышать твой хриплый голос
Рядом.

Лето каждый год умирает в осень.
Я сажусь на иглу,
Пускаю тебя вглубь
И отпускаю вовсе.

14:14 

заклинание Офелии

принц-паяц [DELETED user]
стоячие воды пруда тесны мне и давят на грудь.
безмолвием тянет со дна. и страшно, и сладко тонуть.
безумие смыто с меня - я чистой ступаю во тьму.
любимый велит мне уйти, и я подчиняюсь ему.

меня не коснется весна, не бросит под ноги цветов.
кидаюсь в бесцветную муть, срываю заветный покров.
моя милосердная смерть небрежно легка и тиха.
терновый венец в волосах - единственный дар жениха.

стоячие воды пруда. все шире круги по воде.
и солнце идет на восток, и вспять обращается день.
змея закусила свой хвост, как взмыленный конь удила.
и время свернулось в кольцо. и вечность моя истекла.

отныне мне некого звать. я знаю: спасения нет.
себя потеряв в глубине, скольжу в антрацитовом сне.
меня обездвижит трава. меня околдует печаль.
и сердце не будет болеть, лишенное права стучать.

стоячие воды пруда тесны мне и давят на грудь.
безмолвием тянет со дна. и страшно, и сладко тонуть.
безумие смыто с меня - я чистой ступила во тьму.
любимый велел мне уйти.
и я подчинилась ему.

17:28 

a DOG
мои монстры всегда со мной
я слышу как пахнет огнем, я вижу яркий блеск отпрыгивающих лучей от лакированных гитар

я слышу струны, я слышу кардан, удары по бас гитаре, крушение обворожительных форм

я слышу гнев рока, апокалипсис замерзший во льдах

рычание львов в унисон, безжалостно обглодавших кости

я вижу как земля пылает

я вижу ее в пыльных сапогах, в раскаленной коже, в отбрасывающих все сомнения очках

ее руки в серебряных перстнях

оскал безжалостен и кровожаден, не утолить эту землю кровью

они молчат под закат и когда дело доходит до выбора на чьей стороне правда

они молчат, сохраняя достоинство

всего-то моя американская мечта, та дерзкая злая и беспечная

вся окутана густыми волнами морскими

какая разница что дальше?

это не имеет значения


20:24 

polina-kolpakova
А ты по-прежнему пишешь чужие стихи, и каждый день возвращаешься в чью-то чужую семью. И, как всегда, расплатившись за чьи-то смешные и жалкие, но, все же, грехи, преображаешь чужую судьбу в свою. И ты, конечно, считаешь, что любишь свою жену: она достойна любви (помогла тебе бросить пить). Но по ночам, ты, пытаясь отдаться сну, вспоминаешь о той, которую сложно забыть... И что, казалось, давно отболело, снова болит. Ты так хотел бы назвать ее Евой, а вышло – Лилит... Считай, считай же чужих слонов, раз за разом доводя их до ста! Да разве можно забыть, как звучит твое имя в ее устах?

14:01 

polina-kolpakova
Я проседь в твоих волосах,
Я соль в твоих частых слезах,
Я в воздухе пыльная взвесь,
Ты слышишь меня? Я здесь.
Листая ушедшие дни,
Родная, себя не вини,
Ведь ты никудышный палач,
Ты слышишь меня? Не плачь.
Меня ты должна отпустить,
На привязи в небо не взмыть.
Садись же и выпей свой чай!
Ты слышишь меня? Прощай...

22:38 

polina-kolpakova
Ветхий домик на границе
Между мной и тьмой.
Я пришла сюда умыться
Горькою водой.
Здесь один жилец остался:
Сирота - сквозняк.
Дом с годами поменялся,
А жилец - никак...
Жмутся к стеклам отголоски
Заплутавших снов.
А когда-то, полон лоска,
Дом был чист и нов...
К моему окну слетались
Пестрые мечты.
А теперь от них остались
Строки да листы...

23:56 

про любовь

Сфандра
Нужно жить всегда влюбленными во что-нибудь недоступное тебе. Человек становится выше ростом от того, что тянется вверх.
Я раньше думала, что любовь – это взаимопроникновение,
Когда без него, второго, и дышится-то едва,
Когда он перед тобой становится на колени
И шепчет какие-то возвышенные слова,
Когда внутреннее зрение
И желание нутряное
«будь со мною»

Обостряются, высвечиваются, прорастают в тебя корнями,
Сорным мятликом, горькой мятой, тяжелым кленом,
Осязанием, когда встретили и обняли,
Обонянием, свежим ветром, одеколоном,
Обаянием весеннего
Солнца раннего.

Зверем раненым,

Когда все закончилось, ты выходишь без сил из чащи,
Которую сама же любовью своей сажала,
Где каждая веточка – памятка, нож и жало,
И тем больнее, чем чаще

Ветер шелестит листьями,
Нотами, письмами.
Ты закрываешь уши, глаза, упиваешься этой болью.
Убегаешь в поле.
________
На самом деле любовь – это свобода передвижения,
Перекати-поле, лети, куда тебе хочется,

Понимая, что нет абсолютного одиночества,
А, впрочем, и абсолютного единения тоже нет.

А есть лишь усталость, она острием кинжала
Бьет в мою память – поэтому именно
Я вздрагиваю, когда он называет меня по имени,
И я прошу его не «будь со мной», а «удержи меня,
Измени мою жизнь вместе со всеми ее режимами
Так, чтоб никуда я не убежала».

главная